Сумерки в спальном районе

Алеников Владимир Михайлович

1. Курочкина

Ad Content

– Знаешь что, не морочь мне голову! – сказал Папаня.

– А вот это как раз совершенно невозможно! – ухмыльнулся Фил. – Твоя голова и так уже полностью заморочена!

Ф. Волкен «Умирающий город».

Людмила Борисовна Курочкина, тяжело переваливаясь с ноги на ногу, подошла к окну, чтобы задёрнуть штору. В Бирюлёво сгущались сумерки, пора было зажигать свет в квартире, иначе даже иголка в руке уже плохо различалась, а Людмила Борисовна совершенно не хотела, чтобы кто-то из противоположного дома наблюдал за тем, чем она занимается у себя дома. Даже если ничего предосудительного она не делает.

В том же, что кто-то напротив уже изготовился с биноклем или подзорной трубой, Курочкина не сомневалась. Её покойный муж, Ефим Валерьевич, ежедневно часами просиживал у окна с биноклем в руках, ни за что не позволял ей зажигать свет в комнате, чтобы в свою очередь такой же истовый наблюдатель не обнаружил его самого.

Честно признаться, и сама Людмила Борисовна время от времени не удерживалась, приникала к окулярам, следуя настойчивым призывам супруга. С плохо скрываемым любопытством разглядывала чужую, такую похожую на её собственную, и в то же время совсем иную жизнь, которую можно было наблюдать в многочисленных окнах возвышающейся на той стороне улицы шестнадцатиэтажки.

В окнах этих уже начал загораться свет, но в постепенно заполнявших Бирюлёво сумерках был он ещё пока блёклым, матовым. Подлинную свою силу свет этот обретёт позже, минут через сорок, когда таинственное сумеречное освещение уступит место обычной вечерней тьме, в густой синеве которой тысячеглазово засияют дома всего спального района.

Людмила Борисовна окинула равнодушным взглядом залитую серым маревом улицу, по которой ползли то здесь, то там включающие фары машины. За двенадцать лет, что Курочкины прожили в Бирюлёво, ничего в этом пейзаже не изменилось, разве что машин стало раза в два больше. Она резко задёрнула шторы, словно ограждала своё обиталище от всякого внешнего вторжения.

Комнату залил чуть розоватый свет, отбрасываемый лампой из мозаичного стекла (а-ля Тиффани!), давным-давно купленной Людмилой Борисовной на их с Ефимом Валерьевичем десятилетие. Уже второй месяц как нет Ефима – его нашли в подъезде строящегося дома с перегрызенным горлом. Здесь же, в их спальном районе, буквально в двух кварталах.

Что за тварь это сделала, выяснить так и не удалось. Следствие по-прежнему ведётся, но весьма вяло. Людмила Борисовна уже давно потеряла всякую надежду, что сыщик, капитан полиции, по удивительному совпадению носивший фамилию Горлов, выяснит, кто же всё-таки убил её мужа.

Да, если уж совсем начистоту, не особо это её и волновало. Какая разница, по большому счёту.

Главное, что его нет!

Ефима Валерьевича она выносила с большим трудом, он отвечал ей тем же, так что известие о его внезапной гибели приняла с большим облегчением. Сочла, что есть всё же на земле справедливость, раз высшие силы избавили её от назойливого присутствия ненавистного супруга.

Припадая на левую ногу, Людмила Борисовна проковыляла на кухню. Охромела она давно, ещё в детстве, в результате неумелой операции, сделанной молодой врачихой, которая сильно торопилась на собственную свадьбу. С тех пор Курочкина навсегда возненавидела невест, старалась их не обслуживать.

Она бросила быстрый взгляд в комнату. Работать сегодня больше не хотелось, хотя заказ срочный, и материал на рабочем столе лежал уже весь раскроенный. Постоянная клиентка, народная артистка Эльвира Константиновна Рогова, непременно хотела, чтобы платье было готово к субботе, к генеральной репетиции спектакля «Горе от ума», который она ставит (уже, кажется во второй или даже в третий раз!) в руководимом ею театре «Авангард». Ну да, будет ей платье, до субботы ещё четыре дня, а работает Людмила Борисовна со скоростью, непостижимой для нынешних молодых портних. Причём качество работы от этого нисколько не страдает, просто так уж она привыкла, всё у неё в руках горит, спорится.

При мысли об Эльвире и её постановке Курочкина усмехнулась. Не за горами, значит, премьера, а уж на премьеру она пойдёт обязательно, вопросов нет. Но, конечно, не ради Роговой. Не столько она стремится посмотреть «Горе от ума» (довольно скучная пьеса, да к тому же в стихах, оскомина от неё ещё со школьных времён!), сколько увидеть на сцене своего протеже, живущего тут неподалёку молодого актёра Кирилла Латынина.

Людмила Борисовна заварила кофе, достала сигарету, закурила и предалась приятным воспоминаниям. Кирилл Латынин появился в её жизни внезапно, кажется, по рекомендации почти совсем выжившей из ума старухи Шаховской. Но тут у бывшей княжны (надо отдать ей должное!), хватило мозгов прислать его по правильному адресу. Пришёл он вместе со своей невестой, Светой, заказывать свадебное платье. Тогда-то Курочкина и



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры