Месть охотника на ведьм

Стрикланд Брэд, Беллэрс Джон

Глава первая

Ad Content

Молодой голубоглазый полисмен удивленно заморгал, а затем, коснувшись узких полей шлема, отдал честь и расплылся в улыбке.

– Доброе утро, мистер Холмс, – сказал он громко и весело. – Очень рад снова видеть вас в Лондоне. Простите меня за дерзость, сэр.

Льюис Барнавельт почувствовал, что краснеет. Они с дядей Джонатаном стояли посреди тротуара на одной из оживленных лондонских улиц. Льюис, круглолицый светловолосый мальчик лет тринадцати, был одет в голубую ветровку и коричневые вельветовые брюки, а на голове у него красовалась клетчатая шляпа охотника за оленями[1]. Льюис вдруг подумал, что выглядит ужасно глупо.

– Эмм… Вообще-то я не Шерлок Холмс, – пробормотал он, запинаясь, и окончательно смутился.

– Неужели? – притворно изумился полисмен. – В таком случае прошу прощения, сэр. Я лишь предположил, что великий сыщик путешествует инкогнито. Видите ли, мистер Холмс был гением маскировки.

– Знаю, – сказал Льюис. – Мы ищем Бейкер-стрит, где они жили с доктором Ватсоном. Это мой дядя, Джонатан Барнавельт, а меня зовут Льюис Барнавельт. Мы из Америки.

– А я – констебль Генри Двиггинс. Очень рад знакомству. Доброе утро, сэр, – ответил полисмен, приветливо кивнув дяде Джонатану.

Джонатан этого не заметил – он героически пытался развернуть карту города и только буркнул «Привет». С виду этот крупный мужчина с пышной рыжей бородой совершенно не походил на волшебника. Джонатан был не злым колдуном, а скромным добродушным чародеем, умевшим создавать превосходные трехмерные иллюзии. К сожалению, магические способности не помогли ему прочитать карту – он даже не мог как следует развернуть здоровенный лист.

– Мы заблудились, – признался он молодому полисмену. – Я совершенно запутался. Вы не подскажете, как найти Бейкер-стрит?

– Конечно, сэр, – улыбнулся констебль. – Янки[2] часто приезжают посмотреть на квартиру мистера Холмса, и я им всем показываю дорогу. Я люблю американцев еще со времен войны, когда мы вместе служили в авиации. Сейчас-то я в отставке. Если хотите, я вас провожу.

– Большое вам спасибо. – От безуспешных, хотя и самоотверженных попыток аккуратно сложить карту борода и волосы дяди Джонатана уже стояли дыбом. Легкий ветерок подхватил шуршащий лист, и его уголок попал Джонатану в рот. Волшебник тут же выплюнул бумагу и наконец сдался. Кое-как собрав карту, он засунул ее в задний карман брюк. Кроме брюк цвета хаки на Джонатане были коричневые прогулочные туфли, красная фуфайка поверх голубой рубашки без воротника и мятый пиджак из серого твида.

– Вы очень добры, – сказал дядя Джонатан. Теперь, когда карта ему не мешала, низкий голос волшебника звучал гораздо приветливее. – Разумеется, мы с Льюисом знаем, что Шерлок Холмс и доктор Ватсон – всего лишь вымышленные персонажи, но все-таки было бы интересно посмотреть, где они жили.

Глаза полисмена лукаво блеснули.

– Безусловно, сэр. Но, раз уж на то пошло, эти вымышленные персонажи в каком-то смысле реальнее, чем мы с вами. Сами посудите: кому придет в голову искать мой дом лет через сто? Да никому. А вот в квартиру мистера Холмса на Бейкер-стрит, 221б люди и в следующем столетии будут приходить, уж поверьте. Как по мне, это и значит быть настоящим.

– Вы нам покажете, где Шерлок Холмс… э-э-э… мог бы жить? – спросил Льюис. Обычно он стеснялся незнакомых людей, но, похоже, этот молодой полисмен тоже оказался поклонником Шерлока Холмса.

– Покажу, – кивнул констебль Двиггинс. – Если не ошибаюсь, жил он тут неподалеку. Пойдемте со мной. Однако со времен мистера Холмса тут все сильно изменилось. В конце прошлого века у домов были другие номера, потом город бомбили, затем – отстроили заново и опять поменяли номера, так что я и сам не очень-то разбираюсь.

Втроем они прошли несколько кварталов. Был конец июня 1951 года, утро выдалось прохладным и пасмурным. Два дня назад Льюис вместе с дядей приехали в Европу на полтора месяца. Миссис Флоренс Циммерман, соседка и лучшая подруга дяди Джонатана, и подруга Льюиса Роза Рита Поттингер тоже должны были к ним присоединиться. Но Роза Рита сломала ногу и не смогла поехать, потому что ей наложили гипс на полтора месяца. Миссис Циммерман решила остаться с ней в Нью-Зибиди, штат Мичиган, чтобы Роза Рита не скучала в одиночестве.

Льюис скучал и по миссис Циммерман, и по Розе Рите, но даже без них путешествие было… Пожалуй, «захватывающее» – самое подходящее слово. Джонатан и Льюис доехали автобусом и поездом от Нью-Зибиди до Нью-Йорка, а оттуда на авиалайнере прилетели в Лондон. Льюис очень нервничал во время полета. Вдруг у самолета на полпути сломается двигатель? Вдруг в аэропорту будет туман и пилот не сможет посадить самолет? Вдруг они попадут в автомобильную аварию, ведь англичане ездят по другой стороне улицы?[3] Конечно, ничего подобного с ними не случилось, но Льюис был известным паникером и вечно воображал всякие ужасы. Зато, когда его худшие опасения не сбывались, он испытывал небывалое облегчение. В понедельник Льюис с дядей, целые и невредимые, прибыли в Лондон и заселились в