Контрабандист

Рудаков Алексей Анатольевич

он на экран: – И вали, у меня и без тебя дел много.

Ad Content

– Принято, – не желая напрягать этого, без сомнения, занятого человека, я возвращаюсь к экрану.

Читаю ниже прочерка.

Средства – пятнадцать тысяч стд. общ. кр. – ну, тут ясно, пятнадцать тысяч кредитов. Стандартных и общих. Последнее немного смущает – раз есть общие-стандартные, значит и какие-то нестандартные имеются? Ок, после разберёмся. Не нуль и то гуд.

Дальше.

Аврора стд. кмпл. – Хм… Ещё что-то в стандартной кмпл. Комплектации? Ну, допустим.

Ниже.

Страх. прем. – прочерк. Тоже ясно – застрахован я не был.

Смотрю дальше.

Статус нейтрал. – Ну да, ну да… Тут я ещё, судя по всему, врагов себе нажить не успел. Хмыкаю – вот уже чего-чего, а за этим дела не станет. С друзьями проблема, а вот с врагами…

Замираю. С друзьями? У меня были друзья? Нет, память приносит только обрывки смазанных лиц, силуэтов и всё те же могильные холмики с памятниками.

– Дочитал? – Голос врача прерывает мои копания в памяти.

– Угу.

– Тогда свободен, – он кивает за спину, где мой цилиндр, уже закрытый, наливается неприятным розовато-красным свечением: – Сам видишь, ещё кого-то ресать надо.

– Понял. Спасибо, – киваю ему и поворачиваюсь к двери, створка которой начинает ползти в стену.

– Погоди, – уже держа в руках свой планшет, врач указывает им на мою левую руку: – Просто любопытство – у тебя что, мутация?

Оттягиваю рукав – там, чуть выше запястья зеленеет нефритом широкий, в три пальца браслет. Он словно вырастает из кожи, окольцовывая собой всю руку.

– Эээ… Ну да, – киваю я, не зная, что и ответить – идей, что это такое, у меня нет.

– Бывает, – косится врач на цилиндр: – Я тут такого насмотрелся – скажешь кому – не поверят. Вон, пару дней назад, ресал одного, так у него обе руки – от локтя и до запястья, в костяных наростах. Военная мутация, – он ставит руки перед собой, словно готовясь отразить удар: – Для рукопашников. Чтобы блоки ставить.

Ничего не говоря молча киваю.

– Удачи, фришка, – врач отворачивается, подводя черту под разговором, и я покидаю кабинет.

За дверью обнаруживается просторный холл, по центру которого, в небольшом углублении – всего три ступеньки, расположено несколько скамеек, сиденья и спинки которых затянуты крупноячеистой, весело блестящей металлом, сеткой. Меж ними стоят кадки с пышной растительностью, на стенах перемигиваются ничего не говорящие мне надписи, но…

Но моё внимание привлекает другое.

За ними, всего в паре-тройке метров от их дырявых спинок, всю стену занимает огромное, мне приходится задирать голову чтобы увидеть верхний край, окно.

За ним, дыхание перехватывает, чернеет она.

Великая Пустота.

Пространство.

Космос – называйте как угодно этот безбрежный океан, расцвеченный искорками звёзд.

Во рту пересыхает, но я не могу оторваться от манящей своей бескрайностью пустоты.

– Что пилот? – Мне на плечо ложится рука и, преодолев зов Пустоты, поворачиваю голову. Рядом со мной стоит мужчина моего, или самую малость старше, возраста.

– Тянет? – Кивает он на окно, вытаскивая из нагрудного кармана пачку сигарет: – Будешь, пилот? Да бери, не робей, бесплатно. Как своему брату по пустоте не помочь?

Я киваю, разглядывая вышитую на кармане эмблему – сетка паутины, в центре которой висит крепыш-младенец и он, перехватывая мой взгляд, спрашивает, не тая сочувствия в голосе: – Амнезия? С респа только?

– С него, – вздыхаю, прикуривая от его огонька.

– Жабы, – пускает он дым в сторону: – Эти склизкие – такие. Мне говорили, – его голос понижается до шепота: – Что у них новое оружие появилось. Сбивает респ. Не сильно – перебить сигнал невозможно, но накидывает помех. У кого мутации вылезают, не те, что покупали, а у кого, – следует кивок в мою сторону: – Память отшибает. Но официально, – его голос возвращается к норме: – Это всё враки. Инф война холодного чужого разума.

Не отвечая я затягиваюсь, продолжая коситься на его эмблему.

– Не узнаёшь? – его палец щёлкает по младенцу.

– Нет.

Его окурок летит в сторону, прямо на пол, но стоит тому завершить свой полёт, как выскочившее из-под ступенек нечто блестящее и



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры