Огонь в твоей крови

Гринберга Оксана

ходить, он живет в соседнем доме! И не будет ни завтрашнего венчания в храме Святого Ареуса, ни приема в нашем доме на сто человек, ни отъезда из родного города.

Ad Content

Не будет ничего, что происходит в браке между мужем и женой!

Мысль о супружеских обязанностях настолько меня ужаснула, что я очень постаралась ему не понравиться. Во время застольной беседы либо отвечала невпопад, либо глупо хихикала. Затем, для усиления эффекта, хлопая ресницами, несколько раз спросила, за кого же из двух наших гостей – за темноволосого лорда Корнила или светловолосого улыбчивого лорда Рассена, кстати, ищейку короля Якопа Тарийского, – я все-таки выхожу замуж?

Все не могу запомнить…

Мама после первого подобного заявления пришла в ужас. Шикнула на меня: «Дана, ну как можно?!» Но я не собиралась останавливаться на достигнутом. Это было только начало увлекательной беседы жениха с невестой! Вскоре и отчим не выдержал – на очередном вопросе закатил глаза и выронил вилку. Зато лорд Корнил оставался совершенно невозмутимым, каждый раз угодливо подсказывая, что замуж я выхожу все-таки за него.

Ах, ну раз так! Тогда…

Тогда я начала мстительно путать имена королей и названия стран, «забыла» о кровопролитной войне, закончившейся всего лишь два года назад, – беспокойные наши соседи Эстрил и Устейт, объединившись, напали на Тарию, страну, откуда был родом лорд Корнил. Но так как Адрия испокон веков была союзницей Тарии, мы тоже вмешались. Объединенный флот под командованием наших адмиралов нанес сокрушительный удар по армаде врага, в кровопролитном сражении потопив почти все их корабли. Затем боевые магии Тарии, объединившись с нашей армией, завершили дело, выкинув армии Эстрила и Устейта со своих земель. Именно на этой войне лорд Корнил получил «Кристальное Сердце» и «Алые Кресты» за храбрость.

Я отлично помнила день, когда мы провожали наш флот; смотрела, как сотни боевых кораблей, расправив красные паруса с гербами Адрии, торжественно покидали гавань Арелата. Зрелище было великолепным и одновременно ужасающим, потому что я понимала: домой вернутся далеко не все. Затем потянулись долгие месяцы работы в госпитале. Меня как магичку взяли в помощники целителей без каких-либо вопросов – слишком уж много в той войне было раненых и покалеченных сыновей Адрии.

Впрочем, отчиму непостижимым образом удалось договориться, чтобы его сына, моего сводного брата Арьена, в армию все-таки не забрали. И я этому была несказанно рада! Сердце каждый раз замирало от мысли, что моему любимому Арьену может грозить опасность. Теперь же оно страдало вдвойне – при виде слишком уж спокойного лорда Корнила и при мысли, что я так и не дождалась Арьена.

Он так и не приехал!

А ведь мне удалось отправить ему послание с вороном… На это ушло жемчужное ожерелье, один из подарков лорда Корнила к моему восемнадцатилетию, но Арьен так и не появился. Не вернулся из Рубии, где учился на третьем курсе Академии Магии.

Поэтому приходилось действовать самой, и я очень старалась.

Глупо улыбалась, теребила золотистую косу и несла полнейшую чушь под внимательным взглядом Кьера Корнила и недоуменным его друга. Впрочем, выдержки жениху было не занимать – он лишь пожимал плечами на мои идиотские разглагольствования о том, что хорошо было бы с помощью магии превратить воду в городских каналах в новомодные духи, так популярные в Арелате. Это бы избавило город от множества проблем. Например, расплодившиеся после войны магические существа – кракены, которых в последнее время стали частенько видеть в городских каналах. Уверена, они тут же перестали бы нападать на людей! Как можно воспылать к кому-то ненавистью, если весь город пропахнет столь прекрасным ароматом «Королевской Лилии»?!

Мама в очередной раз страдальчески закатила глаза. Мне показалось, что она собирается расплакаться, но я не собиралась ее жалеть. Потому что никто не пожалел меня, а ведь я их столько раз просила расторгнуть эту помолвку! Вургент, мой отчим, придушенным голосом приказал лакею подавать гостям утку в пряном соусе, после чего попытался перевести разговор на охоту, заявил, что утром эта самая утка еще крякала в зарослях тростника неподалеку от Арелата.

От дичи Кьер Корнил отказываться не стал, но сразу же после беседы об охоте, во время которой я выдала еще несколько дичайших замечаний, принялся расспрашивать меня о занятиях магией. И глупить мне сразу же перехотелось.

К тому же на него это не действовало!

Сказала, что у меня внезапно разболелась голова – от огорчения, что воду невозможно превратить в духи, а каменную мостовую в настоящее золото! – и, коротко попрощавшись, сбежала в свою маленькую комнату под нагретой за день черепичной крышей.

…А в ней – вечерняя свежесть из распахнутого окна, запах моря и далекий колокольный звон. День уже клонился к завершению, стремительно темнело, как и всегда в это время года.

До конца моей свободы оставалось чуть больше двенадцати часов.

И я заметалась по комнате от безысходности. Наконец остановилась возле небольшой клетки



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры