Моя свекровь и другие животные

Демина Карина

утратила хватку, если не способна контролировать собственных сыновей.

Ad Content

Матушкины клыки щелкнули.

Это, конечно, зря… она не станет отвечать. Пока. Но запомнит, кто именно сказал подобную глупость, чтобы затем на практике доказать, сколь не прав он был.

Нкрума поежился.

Нет уж, пираты, граница… граница и пираты. Почти мечта.

– Поэтому ты должен жениться, дорогой. И если уж я не способна найти ту, которая составит тебе достойную пару…

Нкрума потер шею, радуясь, что она еще свободна от брачного ошейника.

– Пусть это сделают специалисты.

– Что?

– Агентство «Золотой лепесток», – матушка подвинула визор. – Судя по рейтингу, в нашем секторе они лучшие. Сто сорок пять лет плодотворной работы. Сотни тысяч заключенных браков. Процент разводов минимален, хотя нам это неинтересно, конечно… развод недопустим.

Шея заныла.

И дышать стало тяжеловато.

– Завтра в три пополудни прибудут консультанты. Я пообещала, что ты встретишься с ними. Изложишь свои пожелания… – Матушка пригладила встрепанную гриву Нкрумы. – А они подыщут девушку… девушек… ты выберешь ту, которая тебя устроит. Ясно, дорогой?

Нкрума обреченно кивнул.

– Я спрашиваю, ясно ли?

– Да, матушка.

– Вот и чудесно. Это я оставлю, – она протянула визор. – Загляни на их сайт, полистай анкеты. Возможно, тебе кто-нибудь приглянется. Только, дорогой, ты вот над чем подумай. Конечно, сейчас ты нервничаешь и перевозбужден, а это приведет к вспышке агрессии.

– Нет!

– Не перебивай маму! – Матушка дернула за шерсть. – И у тебя появится желание выкинуть что-нибудь этакое… глупое и шокирующее. Но учти, что жить с той, которую ты выберешь, придется тебе же.

Могла бы и не напоминать.

Матушка удалилась.

Солнце, зависнув на мгновенье над черным зевом расщелины, все ж нырнуло в нее, предпочтя разумный суицид неразумному противостоянию главе рода Тафари. И Нкрума остался в гордом одиночестве.

Или почти в одиночестве.

На столе тускло мерцал визор, и мерцание это вызывало смутное желание взять и опустить на экран что-нибудь тяжелое, к примеру, любимую матушкину вазу из полированного тельвизийского гранита.

Но Нкрума вздохнул.

Хватит.

Этак и вправду от рода отлучат, и все бы ничего, но… он когтем подвинул визор и, пользуясь редкой в доме минутой затишья, поскреб хвост. Зуд утих, но ненадолго. А экран вспыхнул, пошел рябью, которая разродилась россыпью золотых лепестков.

Заиграла нежная мелодия.

А вкрадчивый голос произнес:

– Мы устроим ваше личное счастье…

В это мгновенье песчаные блохи показались не самой большой бедой.

Несколькими часами позже

Покои младшего брата выходили окнами на пустыню. Голую. Почти безжизненную. И свет трех лун окрашивал ее в бледно-серебристые тона. Где-то вдалеке скрипели песчаники, завлекая самок.

– Ты уверен? – Гарджо развалился на подоконнике.

И пустынный ветер, пропахший запахом почти спелой айтши – надо полагать нынче ночью братец, в очередной раз нарушив запрет, рискнет и совершит вылазку в Древний город, – ерошил его длинную темную гриву.

– Я уже ни в чем не уверен.

А может, с ним пойти?

Когда-то Нкрума неплохо изучил пустынные тропы. Интересно, под старым камнем, который ветра то укрывали песками, то вновь обнажали, все так же обретаются многоноги?

А гнездо остроголовых змей уцелело ли?

И если да, сколько в нем самок?

В последний свой визит Нкрума насчитал почти дюжину – редкий случай. Если повезет, получится стянуть пару-тройку кожистых яиц.

Матушка, помнится, в тот раз впервые голос повысила.

Змей она не любит.

– Ну да… – братец поскреб ухо.

Тоже блохи?

И хвост вон дернулся, мазнул кисточкой по ковру.



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры