Моя свекровь и другие животные

Демина Карина

Пролог

Ad Content

За спиной почтеннейшей Арагами-тари садилось солнце. Медленно. Степенно. Оставляя на небесах бледно-лиловый след.

Нкрума смотрел на солнце, чтобы не смотреть на матушку.

И все же хвост нервически подергивался.

Зудел даже.

То ли от волнения, то ли все-таки хватанул на прогулке десяток-другой песчаных блох. Второе было куда вероятней, потому как зуд усиливался. Еще немного, и Нкрума, забывшись, почешется.

Тогда матушка спросит…

Он ответит.

И ничего-то хорошего из этого не выйдет. А он не виноват, что блохи на него просто-таки слетаются. Он и на собственном корабле умудряется их цеплять, хотя тот уже продезинфицирован от дюз до последней кастрюли на камбузе.

Но нет же.

– Дорогой, – матушка ухватила Нкруму за ухо и легонько сдавила. – Мне кажется, ты меня не слушаешь.

– Как можно?! – почти искренне воскликнул адмирал и второе ухо прижал к голове. На всякий случай. Зуд на миг отступил, зато возник детский страх, что вот сейчас особо пакостливое насекомое выберется из гривы – да на матушкины лакированные коготки.

Нет, визжать она не станет.

Но велит отправиться в умывальни, а следом отправит выводок служанок со старухой Ашей во главе. И, как в далеком детстве, Нкруму с головой сунут в грязевую ванну, от которой к шкуре цепляется крепкий серный запашок, а после будут сутки мучить, вычесывая мелким гребнем.

– Вот и мне интересно, – матушка ухо выпустила. – Как можно поступать столь безответственно! Ты отверг брачные предложения…

– Мне они неинтересны.

Ухо ныло.

Хвост Нкрума спрятал под стулом.

– Тебе – нет, но ты подумал о роде? – Матушка встала между Нкрумой и окном, узкой спиной заслоняя солнце. – Конечно же нет. Лучшие из лучших… достойнейшие из достойных… Сто сорок пять матерей! Как мне смотреть им в глаза, а?

Глава рода Тафари была еще не стара.

Она произвела на свет пятерых сыновей – последних трех исключительно в надежде родить дочь и наследницу, – о чем на словах гордилась, а в глубине души сожалела. Однако роды не лишили ее ни прежней силы, ни стати, а вот характер, по словам отца, испортили окончательно.

Впрочем, она никогда-то не отличалась благонравием.

– Ты отказал всем! Всем! – она щелкнула Нкруму по носу, и тот опустил голову. – И мне пришлось сделать вид, что я согласна с твоими аргументами, хотя порой они были оскорбительны…

– Мне жаль.

Жаль не было.

Нисколько.

Единственное, о чем Нкрума и вправду сожалел, – вряд ли вчерашние брачные предложения были последними. И значит, рано или поздно, но матушка добьется своего.

Уж лучше с пиратами воевать, право слово.

А на границе, поговаривают, вновь волнения. И отпуск, предоставленный ему Советом, подходит к концу. И дождаться бы, тогда, глядишь, он получит еще пару-тройку лет спокойной жизни вдали от дома.

– Ты не понимаешь, что натворил, – теперь в матушкином голосе слышалась печаль. – Ты мой самый перспективный детеныш… а все равно глуп как самец!

И по лбу треснула.

Так, что в голове загудело.

– Тебе бы все воевать и воевать, а о родном мире и не думаешь. Думать – для тебя слишком сложно. Что ж, ты не оставил мне выбора.

Сердце замерло.

Неужели она…

– Ты обещала!

– В минуту слабости, не иначе. Или мигрень тогда случилась? – Матушка на секунду задумалась, пытаясь вспомнить, что же было с ней такое, если она, Арагами Каменная, дала столь глупое обещание. – Но не печалься, дорогой, я нашла выход, который устроит нас обоих.

И по щеке погладила.

Стало совсем дурно: ласковой матушка становилась перед тем, как огласить очередное решение, которое пришлось бы не по нраву прайду.

– Я обещала, что ты сам выберешь себе невесту. Что ж, пускай… Но ты слишком долго тянул с выбором и поставил меня в крайне неудобное положение. Наш род не так силен, а теперь в Совете прайдов многие оскорблены. Они запомнят не сам факт отказа, но то, как ты позволил себе это сделать. Говорят, я



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры