С правом на месть

Ландарь Юрий

I

Ad Content

Сон уходил тяжело, словно боялся отпустить ценного пленника. Гартош с натугой открыл глаза. Он находился в знакомой из сна спальне. Значит, не сон…

«Как ты?» – раздался участливый голос Алазы.

– Нормально, – отозвался носитель.

«Всё вспомнил?»

– А откуда я знаю! – немного раздраженно ответил Гартош – голова немного побаливала и кружилась. – Может, в мою башку втиснули несуществующие воспоминания. А может… – Голова перестала болеть и кружиться, носитель тоже успокоился. – Но, похоже, память восстановилась.

«Не беспокойся, – сказал Тенос, – это действительно твои воспоминания, твоя жизнь».

– Наверное, это действительно так. Сколько длился процесс?

«Три дня», – ответила Алаза.

– Немало.

«Быстрей было опасно, – объяснил атрат разума. – Существовала вероятность повреждения твоего мозга».

– Да я без претензий, просто за это время слишком много всего могло произойти.

Змея его успокоила:

«Я все контролировала. Ничего сверхопасного не произошло».

– А просто опасного?

«Скоро ты обо всем узнаешь, а сейчас тебе лучше выйти к своим друзьям. Они уже извелись совсем, третий день дежурят под твоими дверями».

– Да, надо их успокоить.

Гартош (теперь уже окончательно Гартош) не спеша поднялся, обулся и пошел к дверям. За дверью, благодаря своему обостренному слуху, он услышал негромкий разговор. Недолго думая, император толкнул дверь. Из широкого коридора на него уставились три пары глаз.

Монарх вышел, внимательно на них посмотрел и строго спросил:

– Кто такие?

Аруш зло клацнул зубами:

– Я так и думал, что этим атратам нельзя доверять!

– Похоже, что, вместо того чтобы вернуть ему прежнюю память, они стерли нынешнюю, – догадался Квирт. – Интересно, что они втиснули ему в голову?

– Гартош, – тихо позвала Алеандра. – Ты ведь Гартош? Правда?

Носитель атратов не выдержал и громко рассмеялся:

– Видели бы вы сейчас свои рожи!

Клыки каррлака щелкнули еще громче:

– Еще раз так сделаешь, ногу откушу!

– Не злись, Аруш, небольшая разрядка сейчас никому не помешает.

– Как твои воспоминания? – обеспокоилась еще и герцогиня.

– Насколько я понимаю, то вспомнил всё. И надеюсь, что при этом ничего не забыл. Помню нашу с тобой встречу, каррлак, помню…

И вдруг Оскола буквально скрутила боль в груди и в животе. Он согнулся, и слезы без спросу потекли по исказившемуся от муки лицу.

– Что случилось? – бросился к другу оборотень.

Но Алеандра его остановила и покачала головой:

– Он вспомнил то, что не хотел бы вспоминать никогда.

Оборотень понимающе опустил голову и отступил назад.

А Гартоша буквально корчило от невыносимых воспоминаний. Отец, Лисита, Гнивер, Ольвильда… Больше нет самых дорогих и близких людей. Понимание бесповоротности утраты приносило страшные муки. И в висках стучало только одно. МЕСТЬ. МЕСТЬ. МЕСТЬ. Он медленно выпрямился. Его потемневшее лицо и горящий взгляд говорили сами за себя.

– Я так понимаю, мы незамедлительно отправляемся в ваш мир? – уточнила вампиресса.

– Да. Отправляемся. И как можно быстрей.

* * *

Взглянув на недавно севшего на трон императора, Казимир понял, со своими делами сейчас можно к нему не подходить.

– Когда вы уходите? – только и спросил он.

– Сегодня, – ответил монарх. – Я надеюсь, ты справишься с управлением страной. Теперь можешь надеяться только на себя и на тех, кого ты возьмешь к себе в помощники. Выдержишь?

– А что мне остается делать? Я за эти дни кое-что успел сделать, но думаю, тебе сейчас это не интересно.

– Интересно, Казимир, интересно. Просто времени нет абсолютно. Я и так слишком затягивал с возвращением домой.

– От меня что-нибудь нужно?

– Нет. Мы сами справимся. Только подкрепимся, проведем необходимую разведку, и



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры