Если бы Гитлер не напал на СССР…

Кремлёв Сергей

Введение с экскурсом в реальное прошлое

Ad Content

Читатель, рассчитывающий увидеть в моей книге лишь лихо закрученную «альтернативку», надеюсь, не будет в своих ожиданиях обманут. Я постараюсь сделать свой рассказ достаточно увлекательным. Тем не менее автор должен признаться, что стремится к занимательности не как к самоцели, а лишь как к средству разобраться в серьезных вещах, не вывихивая от зевоты ни собственные скулы, ни скулы уважаемого читателя. И в этой книге дан не авантюрный, а исторически вполне возможный, хотя и не реализовавшийся, вариант событий 1941 и 1942 годов. Реально в решающем году XX века — 1941 году — европейская политическая ситуация была сформирована так, что дело шло не к прочному европейскому миру, а к Большой Войне. Однако анализ вполне реальной истории и её документов убеждает в том, что при определенном развороте событий весь последующий ход мировой истории мог быть иным — в отличие от того, каким он оказался после реального 22 июня 1941 года.

Таким поворотным пунктом могла стать личная встреча двух лидеров двух великих держав — России и Германии. Она могла бы изменить характер отношений между двумя народами в направлении сотрудничества во имя противодействия англосаксонскому глобализму. И, значит, на благо более разумного и справедливого мира во всем мире.

«Войны немцев с русскими могло и не быть!» — такова предлагаемая мной «теорема». И в необходимости подобного «виртуального» анализа той эпохи меня убедило знакомство с вполне достоверными и реальными документами. Ну, например…

Как часто «историки»-академисты приводили нам первые строки знаменитого плана «Барбаросса», который начинается так:

«Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии. (Вариант „Барбаросса“)…»

Но многие ли знакомы с этим планом, утвержденным Гитлером 18 декабря 1940 года, полностью? А ведь в этой совершенно секретной директиве № 21 (план «Барбаросса», машинный № 33408/40, отпечатано 9 экземпляров) первый абзац раздела IV доказывает, что план вторжения в Россию носил при его утверждении лишь предположительный характер. Вот этот абзац:

«IV. Все распоряжения, которые будут отданы главнокомандующими на основании этой директивы, должны совершенно определенно исходить из того, что речь идет о мерах предосторожности на тот случай, если Россия изменит свою нынешнюю позицию в отношении нас (выделение здесь и ниже моё. — С. К.)».

Прошло полтора месяца, оперативный отдел Генерального штаба сухопутных войск вермахта издает 31 января 1941 года уточненную «Директиву по сосредоточению войск» (план «Барбаросса», маш. № 050/41 — документ командования, Сов. секретно, отпечатано 30 экз.).

И первый её раздел опять подтверждает отсутствие жесткого намерения Германии в то время начать войну с СССР:

«1. Общие задачи. В случае, если Россия изменит свое нынешнее отношение к Германии, следует в качестве меры предосторожности осуществить широкие подготовительные мероприятия, которые позволили бы нанести поражение Советской России в быстротечной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии…»

Мне абсолютно чужды идеи «Суворова»-Резуна, и я понимаю и знаю, что к началу войны Россия своего отношения к Германии не изменила, а «быстротечная кампания» тем не менее началась. Однако не могу не заметить, что вышецитированные документы относятся ко времени до одобрения Советским Союзом антигерманского переворота в Югославии 27 марта 1941 года. И — до заключения Советским Союзом 5 апреля 1941 года пакта с антигерманским и проанглийским югославским правительством, которое пришло к власти в результате этого переворота, инспирированного в Лондоне.

28 апреля 1941 года Гитлер в беседе с московским послом рейха графом фон дер Шуленбургом спросил: «Какой черт дернул русских заключить пакт о дружбе с Югославией?» Если знать всю обстановку в тогдашней Европе, то никакого другого вопроса по поводу нашей скоропалительной «дружбы» с Белградом задать нельзя. Неумно мы вели себя той весной, неумно… И такие шаги СССР, как пакт с обреченной бриттами на заклание Югославией-Сербией, делал план «Барбаросса» для фюрера все более логичным. И теперь уже он поступал нерационально — вплоть до того, что теперь уже его чёрт дёрнул пойти летом 41-го на Москву. А если бы он на неё не пошёл?

* * *

БЕЗУСЛОВНО, Сталин не собирался воевать с Германией в 1941 году.

А в 1942-м — когда было бы закончено перевооружение РККА?

А в 1943-м — когда на Германию навалились бы Соединенные Штаты, «пришившие последнюю пуговицу к мундиру последнего солдата», и Англия? Ведь это янки подстрекнули бриттов к войне с немцами, а потом «заботливо» эту войну лелеяли, поощряя бриттов в их антигерманизме. Еще оставаясь формально нейтральными, США фактически воевали на стороне Англии чуть ли не с 1939 года. И не позднее 1943 года янки бы вновь — как и за



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры