БЛАВАТСКАЯ И ТАЙНАЯ ДОКТРИНА

Гендель Макс

Введение

Ad Content

Если бы это небольшое эссе о Е.П. Блаватской и «Тайной Доктрине» не было опубликовано, все изучающие метафизику и мистицизм понесли бы реальный ущерб.

Макс Гендель, христианский мистик, отдаёт должное Елене Блаватской, восточному оккультисту. Он не обращает внимания на небольшие различия, разделяющие Запад и Восток, и восхищается великой мудростью, которой изобилует Азия, богато насыщающая поля мировой мысли. Велик тот ум, который радуется величию других умов. Дань памяти и работе Блаватской, и её Учителям со стороны Макса Генделя – это действительно замечательный жест для нашего мира, скупого, увы, на такие добрые порывы.

Мы живём по нормам критики и осуждения, мало уважая труды других. Секты и вероучения возводят стены вокруг себя, и только героические души, в которых действительно пробуждено духовное восприятие, могут возвыситься над этими мнимыми ограничениями. Вернитесь мысленно к книгам, которые вы прочли, и вспомните, как редко какой-либо писатель хорошо отзывался о другом. Всякий человек, непреклонный в своих собственных убеждениях, невысоко ценит мнения других. В этом мире есть много учителей, обучающих словами, но только немногие учат благородным примером великодушных поступков.

В своём учебнике христианской метафизики «Космоконцепция розенкрейцеров» Макс Гендель ссылается на Е.П. Блаватскую, как на «преданную ученицу Восточных Учителей», и в том же параграфе он пишет о её великой книге «Тайная Доктрина», как о «непревзойдённой работе». Относясь с глубоким уважением к духовным ценностям, Макс Гендель демонстрирует высшую степень своей компетентности, признавая фундаментальное достоинство труда Е.П. Блаватской. Христианский мистик раскрывается здесь как подлинный ученик восточного оккультизма. Его краткое изложение «Тайной Доктрины» в последней части этой книги показывает удивительно глубокое понимание монументальных духовных традиций Азии. В нескольких лаконичных и простых словах г-н Гендель резюмировал космогенезис, формирование мира, и антропогенезис, формирование человека. И розенкрейцеры, и теософы, если они действительно подлинные ученики оккультных наук, извлекут пользу из анализа этого резюме.

Рукопись данной книги следует рассматривать как первое литературное достижение Макса Генделя. Она была началом заслуживающей внимания метафизической литературы, посвящённой применению мистического идеализма к существующим проблемам мучительно страдающего человечества. В ней было написано, что «первые станут последними». Эта небольшая книга донесла в печать лишь остаток неопубликованной рукописи Макса Генделя. Первоначально рукопись состояла из записей двух лекций, прочитанных перед Теософским Обществом в Лос-Анджелесе. За годы, ушедшие на подготовку этих лекций, Макс Гендель значительно повысил свой уровень мистического знания и по праву заслужил признание как выдающийся христианский мистик Америки. Однако его почтение и уважение Блаватской со временем никоим образом не изменилось, и до дня своей смерти он всегда отзывался о ней словами высочайшего восхищения. Это было заслугой книг Блаватской, из которых Макс Гендель получил первое в своей жизни знание оккультных наук. Он считал благодарность главным законом оккультизма, и его чистая душа хранила до конца замечательный дух благодарности за вдохновение и обучение, полученные им из «Тайной Доктрины».

И г-жа Блаватская, и г-н Гендель посвятили свои жизни служению человечеству. Каждая из них была посвящена распространению духовного знания. Они были награждены, по большей части, неблагодарностью, гонением и непониманием. Они страдали от лживости друзей и усвоили, каким жестоким может быть мир к тем, кто стремится наставлять и улучшать его. Только руководитель духовного движения может представить себе, какой тяжёлой может быть ответственность лидера. Елена Блаватская уже перешла в невидимый мир, когда Макс Гендель начал своё служение. Они никогда не встречались на физическом плане. Однако, отрицая личное знакомство с великим Восточным оккультизмом, Макс Гендель пришёл к пониманию Блаватской через годы подобного же служения тем же высшим идеалам. Он пришёл к её пониманию, как может только мистик, и его высокая оценка её верности и её терпения была тем более глубока из-за несчастий, которые он претерпевал сам.

Как Е.П. Блаватская, так и Макс Гендель отдали свои жизни замечательному служению духовным нуждам расы. Они одинаково рано сошли в могилы, разбитые ответственностью и преследованием. Каждый оставил, как наследие будущему поколению, метафизическую литературу, которая переживёт превратности судьбы.

Истинные цели мистицизма – увековечить, объяснить и применить идеализм расы. Человек обращается к религии за руководством, поддержкой и утешением. Мы хотим, чтобы религия стояла за нами, когда мы стараемся жить честно.

Нам нужно знать, что где-то есть сплочённая группа людей, которые придерживаются духовных ценностей в разрушающемся материальном мире. Все мы ищем вдохновения. Мы жаждем идеалов. Мы желаем достойной цели, объединяющей нашу деятельность. Мы желаем установить в этой юдоли слёз духовную систему, которая возвысится над повседневностью. Мы хотим прийти к жизни, признающей наши духовные организации как оазисы в пустыне



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры