Дитя цветов

Ханней Барбара

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ad Content

В Квинсленде было нестерпимо жарко. Казалось, будто природа застыла в ожидании. Беспощадно палило солнце, его блики отражались и в листьях пальм, и в речной воде.

Дэниел Рентой нырнул в прохладную водную гладь, он скользил вниз, пока не достиг песчаного дна, покрытого пушистыми водорослями. Сделав кувырок и резко оттолкнувшись, он вынырнул на поверхность. Над ним простиралось безоблачное голубое небо. Дэниел поплыл к противоположному берегу, он двигался свободно и легко, как будто вода была его родной стихией. Все его мускулистое тело, вплоть до кончиков пальцев, радовалось свежести и прохладе чистейшей воды.

Если бы только тоска, поселившаяся в душе, могла постепенно исчезнуть так же, как эти крути на поверхности, думал Дэниел, энергично рассекая руками волны.

Река манила его каждый день, она помогала забыться, хотя бы ненадолго избавиться от черных мыслей, которые неотступно следовали за ним по пятам, словно хищные звери, вот-вот готовые наброситься и разорвать на куски. Дэниел плавал с неистовой силой и энергией, словно дикарь. Казалось, он наверстывает упущенное в неволе время и никак не может насладиться ощущением свободы. Так происходило каждый день с тех пор, как Дэниел вернулся домой, на свое огромное ранчо в австралийской провинции в отдаленном районе штата Квинсленд.

Городские жители свысока относились к фермерам, а прекрасные плодородные земли считали настоящим захолустьем, забытым богом уголком страны, но Дэниела никогда не тревожило подобное мнение. Он родился и вырос на севере штата — на фоне дикой, величественной природы. Ему было абсолютно наплевать на то, что его родину считают краем мира. Долгие годы Дэниел провел в деревушке Айронбарк-Стейшен. Все вокруг было родным и любимым с детства: старые пальмы и кассии, красочный ковер роскошных полевых цветов и эта сонная река и знойный воздух, лишь к вечеру даривший долгожданную прохладу. И, конечно же, он обожал свое родное ранчо, раскинувшееся на много миль: с широкими пастбищами, на которых мирно паслись коровы, с загонами для скота, с многочисленными хозяйственными постройками. Дэниел всегда был доволен жизнью здесь и не мечтал о другой.

Но его покой был жестоко нарушен более двух лет назад, когда ему предъявили ложные обвинения и несправедливо лишили свободы, той безграничной свободы, к которой он привык с детства и без которой не мог дышать. А теперь Дэниел получил возможность вернуться к привычной жизни. Он вышел из тюрьмы, но в душе все еще чувствовал себя заключенным.

Дэниел не мог понять свои чувства, они сплелись в странный клубок противоречий, распутать его было непросто. У кого просить помощи? Он никогда не имел такой привычки, ему хотелось во всем разобраться самому. Может быть, время все расставит на свои места, возвратит ему способность радоваться жизни… А еще река… Но сонная река не могла дать ему все, чего он хотел. Вода, конечно, избавила от пыли, пота и грязи, которыми покрылось его тело во время утренней работы, но река не смогла очистить душу. Дэниел сомневался в том, что это вообще когда-нибудь произойдет.

На ранчо так много дел, что глаза разбегались, и хоть Дэниел Рентой был выносливым и сильным мужчиной, полдня работы окончательно его вымотали, но еще больше он устал от гложущих его мыслей.

Проклятье!

Наконец-то он вышел из мест лишения свободы, но месяцы, проведенные в тюрьме, казалось, оставили несмываемый след в его душе, и никакие водные процедуры не могли это исправить. Как позабыть о кошмаре? Как пережить ужасную, жестокую несправедливость? Как перестать вспоминать вынесенный ему приговор?

Дэниел перевернулся на спину и теперь медленно плыл, глядя в небо. Ему казалось, будто река остановилась. Как всегда в очень жаркий день, птицы покинули верхушки деревьев. Даже легкий ветерок не колебал поверхность воды. Дэниелу хотелось полностью раствориться в окружающем его пейзаже, чтобы отступила душевная боль и гнев. Он расслабил напряженные мускулы плеч и закрыл глаза, но вдруг вздрогнул.

— Эй, простите!

Взорвавший тишину голос испугал Дэниела. Он резко перевернулся на живот и посмотрел на берег. На фоне акаций стояла девушка в соломенной шляпе и отчаянно махала руками, пытаясь привлечь его внимание.

— Простите за беспокойство, — проговорила она.

Дэниел уставился на незнакомку.

Кто она, черт побери?

Вряд ли кто-нибудь в округе знал, что он вернулся. Появление незнакомой девушки вызвало у Дэниела шок. Подплыв к берегу, он прикрыл глаза от солнца ладонью. Молодая женщина стояла у самой кромки воды и смотрела на него. На ней был белый топик, голубые шорты в цветочек и сандалии. На плече висела соломенная сумка. Окинув незнакомку взглядом, Дэниел понял, что она не местная, скорей всего туристка.

Он не жаловал незнакомцев, но, по крайней мере, с ними теперь легче иметь дело, чем с



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры