Смертельные годы

Хармон Дэвид

Когда отряд с "Энтерпрайза" материализовался на Гамма Гидры Четыре, Роберта Джонсона нигде не было видно. Фактически никого не было видно, и место их прибытия, которое напоминало поле в Канзасе в середине августа, было сверхъестественно жутко молчаливым.

Ad Content

Светило очень яркое солнце, всюду была видна разнообразная зелень, ощущалось даже трепетание горячих волн над соседним лучом. Но все звуки жизни отсутствовали: ни насекомых, ни животных, ни людей. Все говорило о том, что это был именно район штаба экспедиции Джонсона. Неподалеку они увидели готовые домики.

Спок, как заметил Кирк, также выглядел озабоченным. Мак-Кой сказал:

– Возможно, они нас не ждали.

Спок покачал головой.

– Наше прибытие было им известно заранее, доктор. Ежегодная проверка каждой научной экспедиции – это обычная процедура.

– Кроме того, я разговаривал из гиперпространства с руководителем экспедиции, Робертом Джонсоном, не больше часа тому назад, – сказал Кирк.

– Джим, что-нибудь было не так?

– Да нет, но в то же время что-то было не так. Я не могу сейчас точно определить этого, но разговор был странный, словно его было трудно поддерживать тем, кто был обеспокоен чем-то другим. – Кирк указал на ближайшее здание:

– Мистер Чехов, обследуйте это место. Мистер Спок и я обследуем вон то. Мак-Кой, Скотти, лейтенант Гэлуэй, осмотритесь вокруг, попробуйте что-нибудь найти.

Отряд разделился. Арлен Гэлуэй выглядит немного испуганной, подумал Кирк. Что же, это был ее первый полет за пределы солнечной системы, она закалится со временем. И обстоятельства были несколько странными.

Кирк и Спок собирались войти в "свое" здание, когда раздался крик. Повернувшись, Кирк увидел Чехова, выбегавшего на открытое пространство, дико озирающегося.

– Капитан! Капитан! – голос Чехова был выше на целую октаву. Кирк бросился к нему.

– Что случилось?

– Капитан! Там внутри!

– Держите себя в руках, Чехов! Что случилось?

– Человек, сэр! Внутри! – казалось, Чехов несколько успокоился. – Мертвый человек.

– Хорошо, мы проверим. Но почему такая паника? Вы и раньше видели мертвых людей.

– Я знаю, – сказал Чехов слегка пристыженно. – Но этот, сэр… несколько странный и, честно говоря, он поразил меня.

– Правильнее сказать, напугал. Ладно, Боунс, Спок, давайте посмотрим. – Кирк вытащил свой фазер.

Внутри здания было довольно темно, и Кирк, вошедший с яркого солнца, с трудом привык к свету внутри. Сначала здание показалось ему совершенно пустым, затем в конце комнаты он увидел низкое сооружение. И осторожно приблизился к нему.

Затем он внезапно понял, что так напугало Чехова. Предмет был грубо сколоченным деревянным гробом, катафалком которому служили козлы.

Тело, лежащее в нем, могло принадлежать Мафусаилу. Глубокие морщины делали его черты практически неузнаваемыми. В открытом рту не было зубов, его почти белые десны сморщились, глаза утонули в глубоких ямах под веками из дряблой кожи. Тело, казалось, состояло из одних костей, соединенных друг с другом покрытым коричневыми пятнами покровом, – оболочкой толщиной с папиросную бумагу. Похожие на клешни руки были сцеплены на ввалившейся груди.

Голос Чехова сказал через дымку:

– Я налетел на него, когда возвращался назад, сэр, и я…

– Я хорошо вас понимаю, Чехов. Успокойтесь. Боунс, что это?

– То, что ты видишь, Джим. Смерть, вызванная естественными причинами – другими словами – смерть от старости.

– Доктор, – сказал Спок, – Я сделал проверку всех членов экспедиции перед спуском, и я уверяю вас, что ни один из них не был…

Не успел Спок закончить, как Кирк услышал шарканье ног возле открытой двери. Они все повернулись туда.

Им навстречу ковыляли мужчина и женщина, опираясь на палки. Они были сгорбленными и иссохшими, сквозь их тонкие белые волосы проступала кожа не черепе.

Мужчина сказал дрожащим голосом:

– Вы пришли отдать дань уважения профессору Альвину.

– Я Кирк, капитан…

– Вам следует говорить громче, – сказал человек, складывая ладонь ковшиком возле уха.

– Я сказал, что я капитан Кирк с "Энтерпрайза", а кто вы?

– Роберт Джонсон, – сказал мужчина, кивнув. – А это моя жена, Эйлин.

– Это невозможно, – сказал Кирк. – Сколько же вам лет?

– Мне? Дайте подумать, о да, мне двадцать



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры