Дело нерешительной хостессы

Гарднер Эрл Стенли

Глава 1

Ad Content

Из последних пятнадцати минут судебного заседания стало очевидно, что помощник окружного прокурора Гарри Фритч попросту тянул время. Он копался в бумагах, задавал повторяющиеся вопросы и то и дело искоса поглядывал на часы, висевшие на стене зала суда.

Внезапно он выпрямился.

— У меня все, — произнес он и, обернувшись к Перри Мейсону с кивком, полным официозной учтивости, добавил: — Можете приступить к перекрестному допросу, мистер Мейсон.

Хорошо сознавая, в какую ловушку его пытаются завлечь, Мейсон поднялся со своего места.

— Я хотел бы обратить внимание суда на тот факт, что сейчас уже шестнадцать часов сорок минут и сегодня — пятница, — произнес он спокойно.

— И что из этого следует? — резко спросил судья Иган.

— Лишь то, — продолжал Мейсон, улыбнувшись, — что, как мне кажется, не в интересах суда будет прервать допрос свидетельницы в связи с истечением времени заседания. Мой перекрестный допрос, вероятно, получится довольно продолжительным, и если бы мы отложили его до понедельника…

В случаях, когда дело разбиралось при закрытых дверях, судья Иган являл собой саму вежливость, однако сейчас заполненный публикой зал и присутствие присяжных давали ему повод казаться неумолимым. Тонкий политик, он давно понял, какую популярность приносит положение доминирующего на процессе и третирующего адвокатов. Его ненавидели юристы, но боготворили избиратели.

— Заседание закроется в свое обычное время, мистер Мейсон, — сказал судья. — Суд закончит работу, когда ему положено, а не тогда, когда это удобно защите. В вашем распоряжении еще около двадцати минут. Присяжные заседатели хотят поскорее завершить слушание и вернуться к своим личным делам. Приступайте к перекрестному допросу.

— Хорошо, ваша честь, — сказал Мейсон и, сделав вид, что приводит в порядок разложенные на столе бумаги, сумел выиграть несколько драгоценных секунд, необходимых, чтобы освоиться с создавшейся ситуацией.

Женщина, выступавшая по делу свидетелем обвинения, была чрезвычайно умна. Мейсону требовалось во что бы то ни стало опровергнуть ее показания, в противном случае его подзащитного неминуемо признают виновным. В запасе у адвоката имелся только один неожиданный ход, и он очень надеялся, что сможет произвести им должный эффект. Однако оставшегося до пяти часов времени явно не хватало, чтобы пустить козырь в игру, а затем, воспользовавшись вызванным замешательством, развить успех. С другой стороны, если потратить последние двадцать минут перекрестного допроса на бесцельные блуждания, присяжные отправятся на уик-энд в полной уверенности, что показания свидетельницы следует принять за чистую монету.

Мейсон решился.

— Миссис Лавина! — обратился он, приветливо улыбаясь.

Великолепно одетая, привлекательная женщина на свидетельском месте повернула к нему лицо, выражавшее, казалось, лишь невероятное желание быть подвергнутой самому тщательному перекрестному допросу, какой только мог быть ей уготован.

— Вы опознали, — сказал Мейсон, — в подсудимом человека, совершившего нападение?

— Да, господин адвокат.

— Когда вы увидели подсудимого впервые?

— В ночь нападения. Мистер Арчер остановил машину у светофора. Этот человек возник непонятно откуда, распахнул дверцу, сунул пистолет в лицо мистеру Арчеру и преспокойно забрал его бумажник, его бриллиантовую булавку для галстука и мою сумочку. Все было проделано так быстро, что не успела я сообразить, что происходит, как он уже отбежал к обочине, вскочил в машину, стоявшую на встречной полосе, и исчез.

— И мистер Арчер попытался преследовать его?

— Конечно нет. Мистер Арчер не стал делать подобной глупости. Тот человек был вооружен. Мистер Арчер — нет. Мистер Арчер развернул машину, остановил ее у аптеки на противоположной стороне улицы и позвонил в полицию.

— А что в это время делали вы?

— Ждала в машине до тех пор, пока не поняла, что дальнейшее ожидание не имеет смысла.

— Как долго вы ждали?

— Пожалуй, не меньше пяти минут. Потом показался патрульный автомобиль с рацией.

— Что произошло потом?

— Мистер Арчер стал объясняться с полицией, а тут как раз мимо проезжала одна моя знакомая молодая женщина. Она заметила меня, свернула на обочину и притормозила. Я обратилась к кому-то из стоявших рядом и попросила передать мистеру Арчеру, что я уезжаю и что в случае, если полицейским потребуются мои показания, они смогут найти меня на вилле «Лавина».

— Почему вы не остались и не побеседовали с представителями полиции?

— Мистер Арчер мог сам сообщить полицейским



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры