Троллев мост

Пратчетт Терри

Терри Пратчетт

Ad Content

Троллев мост

С гор дул ветер, наполняя воздух кристалликами льда.

Было слишком холодно, снег пойти не мог. В такую погоду волки спускались в деревни с гор, в глубине леса рвались, замерзая, деревья.

В такую погоду все разумные люди сидят дома, перед огнем, рассказывают разные истории про героев.

Лошадь была стара. И наездник был стар. Лошадь выглядела как обернутая тонкой фольгой стойка с тостами; человек, казалось, не падает лишь потому, что нет сил. Несмотря на кусающий за щеки ветер, на нем были надеты лишь малюсенький кожаный килт да грязная повязка на коленке.

Он вынул изо рта отсыревший остаток сигареты и потушил его об руку.

— Ладно, — бросил он, — давай это сделаем.

— Тебе легко говорить, — откликнулась лошадь ворчливо. — А что если у тебя голова опять закружится? И спина у тебя не в порядке. Каково мне, по-твоему, будет, если меня съедят лишь из-за того, что тебя спина не в тот момент подвела?

— Никогда этого не произойдет, — хмыкнул человек. Он опустился на холодные камни и подул на пальцы. Потом он взял из притороченной к лошади поклажи меч с краем как у пилы, о которой плохо заботятся, и сделал пару выпадов — особо не стараясь, впрочем.

— Не потерял славную умешку, — усмехнулся он. А затем сгорбился и прислонился к дереву.

— Готов поклясться, что этот меч с каждым днем становится тяжелее!

— Тебе пора покончить с этим, знаешь ли, — заметила лошадь. — Уйти на пенсию. Таким в твоем возрасте заниматься не следует.

Человек страдальчески закатил глаза.

— Будь проклят этот чертов прикуп{1}! Вот к чему приводят покупки того, что когда-то волшебнику принадлежало, — простонал он, обращаясь ко всему хладному миру. — Смотрел на твои зубы, на копыта, вот только не сообразил послушать.

— Кто, по-твоему, был твой противник в игре? — спросила лошадь риторически.

Коэн-Варвар не изменил позы. Он не был уверен, что сможет вновь встать на ноги.

— У тебя, должно быть, куча сокровищ отложена, — проговорила лошадь мечтательно. Могли бы направиться к Краю. Как тебе такая идея? Там так мило, так тепло. Нашли бы где-нибудь на пляже миленькое теплое местечко… Что скажешь?

— Нету у меня сокровищ, — отозвался Коэн. — Все потратил, пропил, другим отдал, потерял.

— Должен был на старость отложить.

— Не думал никогда, что доживу до старости.

— Однажды ты умрешь, — заметила лошадь. — Может, даже сегодня.

— Знаю. Зачем, по-твоему, я сюда приехал?

Лошадь повернулась и посмотрела вниз, на ушелье. Дорога здесь была полна ям, много в ней было и трещин. Молодые деревца продирались сквозь камни. Со всех сторон дорогу окружал лес. Через несколько лет никто и знать не будет, что здесь дорога была. Да и сейчас, похоже, никто не знал, что есть.

— Ты сюда приехал, чтобы помереть?

— Нет. Но есть кое-что, что я сто лет хочу сделать. Еще с тех пор, как мальчишкой был.

— Да?

Коэн опять попытался выпрямиться. Сухожилия на его ногах заскрипели, ноги заболели так, что и не опишешь.

— Мой папаня, — пропищал он, остановился, добился контроля над голосом и продолжил. — Мой папаня, — начал он опять, — мне сказал…

Тут ему опять пришлось прерваться, чтобы глотнуть воздуха.

— Сынок, — подсказала ему лошадь.

— Чего?

— Сынок, — повторила лошадь. — Отец сына никогда сынком не зовет, только когда собирается сообщить мудрую мысль. Все это знают.

— Это мое воспоминание, между прочим.

— Прости.

— Он сказал… Сынок… да, ладно… Сынок, если сможешь победить тролля в схватке один на один, с любой другой проблемой справишься играючи.

Лошадь непонимающе моргнула. Потом повернулась и опять глянула вниз, на забитую деревьями дорогу через мрачное ущелье. Там, внизу, был каменный мост.

У нее появилось кошмарное предчувствие.

Ее копыта нервно зазвенели, когда она переступила на разрушенной дороге.

— К Краю, — предложила она отчаянно. — Мило, тепло.

— Нет.

— Зачем вообще убивать тролля? Что ты получишь, когда его убьешь?

— Мертвого тролля. Именно. И потом, мне не



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры