Без пяти минут миллионер

Вудхауз Пэлем Гринвел

Среди толпы, разгуливавшей по Английскому бульвару и радовавшейся солнечному утру, находились и больные, приехавшие в Ровилль для поправки здоровья, и здоровые, убежавшие от прелестей северной весны. Большинство же прибыло сюда потому, что местечко находилось вблизи Монте-Карло, и жизнь здесь была сравнительно дешевая.

Ad Content

Джордж Альберт Бальмер приехал в Ровилль потому, что три недели тому назад Гарольд Флоуер назвал его брюквой.

Что толкает людей на опасные предприятия и подвиги? Почему человек вдруг решается переплыть Ниагарский водопад в бочонке? Конечно же, вовсе не для поправки здоровья. В девяти случаях из десяти человек делает это из тщеславия, чтобы доказать окружающим, что он вовсе не такая рохля, как они думают.

То же случилось и с Джорджем Бальмером.

В Лондоне живут тысячи респектабельных, прилично одетых, механических, непредприимчивых молодых людей, служащих на небольшом жалованье в различных банках, торговых обществах, магазинах, складах и конторах. Их устроили на работу с юных лет, и они так и застыли на своих стульях. Они, как ракушки, прикрепились к скале каждый на своем месте, на всю жизнь.

К этим тысячам принадлежал и Джордж Альберт Бальмер. Он ничем решительно не выделялся, был так же корректно одет, механичен и непредприимчив. Все его интересы ограничивались страховым обществом «Планета», и ему никогда не приходило в голову, что может быть иная жизнь, кроме ежедневного корпенья над конторкой в грудах цифр и полисов.

Когда Джорджу минуло двадцать четыре, он вдруг получил наследство в тысячу фунтов стерлингов. Однако это совсем не повлияло на его характер и образ жизни. Заведующий по-прежнему кричал ему:

— Эй, вы, как вас там, черт побери!

Джордж нисколько не обижался и не сказал своему шефу, что его обращение с ним неприлично.

Вероятно, в жизни Джорджа не случилось бы никаких перемен, если бы не Гарольд Флоуер, агент страховой компании «Планета», болтливый человечек неопределенного возраста, занимавшийся в свободное от занятий время выколачиванием денег из простаков.

Целый день Флоуер, как тень, ходил за Джорджем, потом, отведя его в сторонку, похлопал по животу и потребовал ссуды в размере одного соверена. Он объяснил Джорджу, что он тоже джентльмен, что работа страхового агента для него хуже рабства, что человек, который поддержит его в грандиозном начинании, станет скоро владельцем пригородных плантаций крыжовника.

Надо сказать, что момент для займа был выбран неудачно. Весь день к Джорджу приставали с такими же просьбами, и к вечеру он, наконец потерял терпение.

Джорджу стоило больших трудов втолковать Флоуеру, что он совсем не собирается трогать своего небольшого капитальца. Флоуер долго не мог понять, в чем дело, потом возмутился:

— Итак, вы боитесь расходовать деньги, не так ли? Джентльмен подходит к вам и вежливо просит вас одолжить ему небольшую сумму, а вы отказываете ему наотрез. Знаете ли вы, как я вас называю с вашей тысячей фунтов? Без пяти минут миллионер, вот как! Ну и подавитесь вашими дурацкими деньгами! Я знаю вашего брата! Никогда вы ничего путного не сумеете извлечь из своих денег. Вы вложите их в государственные бумаги и будете получать проценты: по три пенса в год. К чему вам деньги? Разве вы умеете извлекать из них пользу? Брюква вы этакая!

Довольно трудно сохранить свое достоинство, когда джентльмен с крикливым голосом, бешеными глазами называет вас брюквой. Однако Джордж сдержался, хотя уо и задела за живое ругань Флоуера — он действительно намеревался поместить свои деньги в облигации государственных займов, по совету дяди Роберта, у которого жил на хлебах.

Слова Флоуера задели Джорджа и навели на размышления. Он невольно краснел, встречаясь с вызывающим взглядом водянистых глаз Флоуера. Потом подошло время отпуска, и Джордж решился.

— Мистер Флоуер, — окликнул он.

— Чем могу служить, милорд?

— Завтра я уезжаю в отпуск. Может быть, вы будете так любезны и перешлете мне корреспонденцию? Я вам протелеграфирую свой адрес; я еду в… — он запнулся, потом добавил: — В Монте-Карло.

— Куда? — не понял Флоуер.

— В Монте-Карло.

Флоуер опешил, но пришел в себя.

— Ерунда, никуда вы не поедете, — усомнился он.

После этого замечания Джордж бесповоротно решил ехать в Монте-Карло.

Конечно, Джордж, прогуливавшийся по Английскому бульвару, отличался и внешне и духовно от Джорджа — клерка страхового общества «Планета». Сначала он одевался в свой обычный костюм, в котором было очень жарко. Вечером Джордж с удивлением увидел в казино человека в желтой блузе, который не привлекал ничьего внимания. У Джорджа открылись глаза, и на следующее утро он выплыл из отеля в белом фланелевом костюме, который, наверное, вызвал бы взрыв негодования и дяди Роберта, и тети Луизы, и