Зона 2018

Ткаченко Даниил

Зона 2018

Ad Content

ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ ЗОНА ОТЧУЖДЕНИЯ. 2018 ГОД.

Они стояли на краю брошенной деревни больше получаса. Шкет за это время выкурил пол пачки сигарет и весь издергался из-за непрекращающихся звуков ночной зоны, - далеких рычания и воя, шелеста в кустах и писка крыс. Иногда до них долетали приглушенные звуки очередей крупнокалиберных пулеметов близкого кордона охранения военных сил ООН. Солнце почти село за горизонт и справа, за развалинами кирпичного дома и заросшим серой полынью полем, виднелся его больше чем на треть севший, ярко - оранжевый диск солнца. Ночные звуки Зоны не могли нарушить ту особенную, присущую только ей тишину. Для впервые попавшего сюда человека она не естественна, и он из далека глядя на высотные дома одного из брошенных городов, - особенно вечером, - ожидает увидеть всполохи фонарей, в это время еще бледные и почти ничего не освещающие. Увидеть мерцание света в черных глазницах окон, где вся семья, собравшись вечером после рабочего дня, решают свои проблемы, сорятся, мечтают и строят планы на будущие, обсуждают прошедший день, одним словом живут той жизнью от какой Курта просто физически воротило, вот и сбежал в Зону, в надежде хоть как-то изменить хотя бы свою судьбу, чтобы не погрязнуть в том домашне-робоче-семейном существовании, (назвать это жизнью у него не поворачивался язык). Сам Курт сидел на мотоцикле и, опустив голову, смотрел на потрескавшийся, с пробивающейся сквозь разломы зеленой, молодой травкой асфальт. Его голову, даже когда он держал ее, прямо почти полностью скрывал капюшон черного пыльника. Шкет еще раз со вздохом поглядел на почти севший диск солнца и снова потянулся за сигаретами. Стоять на месте было не в моготу, он, внимательно проверив перед собой путь, осторожно взял наперевес МР-5 и подошел к ржавым воротам ближнего дома. Его заинтересовал почтовый ящик, вернее не он сам, а его содержимое. За мутным и грязным стеклом ящика было видно, что в нем бумага. Шкет стволом автомата откинул крышку ящика и окуратно достал старую, гнилую газету. Он расправил на ладони бумагу и рассмотрел год - 2007! Стоп, как 2007? Зона ведь образовалась еще раньше, на много раньше, в 1986! То есть та, обычная зона отчуждения, без мутантов, физических аномалий и артефактов. Последние конечно тоже были, но весьма специфические, - метал, цветной и черный, двигатели и комплектующие той техники, что учувствовала в ликвидации аварии, и многое другое, в спешке брошенное людьми… И мародеров не очень беспокоил тот факт, что фон на пример чугунных ванн и радиаторов из многоэтажек Припяти, в несколько раз превышал допустимый. А фон брошенной техники со свалки из Рассохи вообще был предельным, и один и тот же ликвидатор более чем два раза просто не мог совершать на ней рейс. В Зоне оставались самоселы и работники ЧАЭС, которая как, оказалось, работала еще до 2001 года. Но, ни, а какой доставке почты и речи не может быть! Даже если здесь жили самоселы, то никто бы ни стал им доставлять почту, им то и пенсии не всегда в срок доставляли, если вообще доставляли. А здесь газета за 2007 год! Это просто непостижимо, не реально! Хотя в Зоне все реально, здесь и не такие вещи происходят. Такие, что газета за 2007 год, просто детская шалость, дешевый трюк провинциального фокусника перед настоящим мастерством иллюзиониста высшего класса…

– Курт! Посмотри, что я нашел! Представляешь, газета за 2007 год! Откуда она только здесь…- Положи на место! - Твердым голосом, не поднимая головы, перебил Шкета сталкер.

– Что?… Да ты не понял, газета ведь за… - Шкет сам собой замолк, увидев направленный на него взгляд Курта. Тот поднял голову от земли и откинул капюшон, предоставив Шкету возможность в полной мере рассмотреть его. Само лицо у Курта было обычное, человеческое, правильное и умное, но уж больно ожесточенное. А может, оно всегда таким было, ведь или на оборот, именно сейчас такое, ведь Шкет всего во второй или третий раз как следует, рассмотрел его лицо. Но вот глаза… В них вертелась странная, даже можно сказать страшная, не человеческая мысль, постичь которую никто кроме ее владельца был не в силах. И вместе с тем в них было, что-то потустороннее, не от мира всего. Однажды сразу после Выброса, когда Зона отвоевала у вояк (и всего остального мира кстати тоже) еще несколько километров земли, Шкет пробирался к кордону охранения и решил пройти через укрепрайоны ООН. Дело это было рискованное, так как можно было запросто наступить на неразорвавшуюся после штурма тварей мину или попасться на зуб падальшикам. Но с другой стороны прорыв на этом участке был совсем не давно, и можно было, если повезет разжиться оружием и патронами. К тому же этот блокпост был под ведением бундесвера, а значит, поставляли им все самое качественное и главное в нужном количестве. Немцы народ дисциплинированный и со снабжением дело у них обстоит не в пример лучше, чем у русских или украинцев. Что интересно, у белорусов значительно с этим лучше, а, казалось бы, такая же страна с такими же генералами, разворовывающими военную казну и прапорщиками торгующими оружием, ан нет, все значительно лучше у них.

Тогда Шкет возвращался почти налегке, и возможность разжиться качественным и главное надежным немецким оружием и еще чем что под руку попадется. Дух от бывшей линии охранения шел тяжелый, с примесью пороховой гари и вони



(Ctrl + Down Arrow)
(Ctrl + Up Arrow)

Реклама


Партнёры